Новейшая история Нижегородской духовной семинарии

Дореволюционная история Нижегородской Духовной семинарии (1721-1917 гг.)

 


Реками, наполняющими вселенную, называли в древности мудрые книги. И неоценима заслуга Церкви, что сохраняла и распространяла книжную премудрость. В Древней Руси центрами учености и просвещения были монастыри. Нижегородские Благовещенская и Печерская обители славились искони. Уже одно то, что в келейных стенах Печерского монастыря создавалась старейшая из сохранившихся древнерусских летописей – Лаврентьевская, законченная в 1377 году, весьма красноречиво и знаменательно. Именно накопленные духовные богатства двух нижегородских знаменитых монастырей, совокупно с их благочинием и почтенными традициями, во многом обеспечили развитие и процветание основанной сподвижником Петра Великого Преосвященным Питиримом, архиепископом Нижегородским и Алатырским, духовной школы на Волге.
 

Помышляя о широком распространении образования среди духовенства, Петр I признал наиболее полезным учреждение в России «семинариума» (по-латыни, «рассадника») в виде закрытого учебного заведения, где бы дети священнослужителей могли освоить необходимые науки и навыки, востребованные новым временем. Из трех учрежденных российским императором семинарий Нижегородская стала первой, где было положено начало регулярному духовному образованию в России.
 
Первооснову ее составили заведенные Питиримом в 1721 году при Архиерейском доме в Нижегородском кремле две грамматические – эллино-греческая и славяно-российская – школы, а также приготовительная букварная и певческая школы, единовременное открытие которых состоялось в среду шестой недели Великого поста – 29 марта 1721 года. С этого дня и ведется отсчет становления и всей истории Нижегородской духовной семинарии, давшей России выдающихся церковных пастырей, ученых-богословов и просветителей.
При Преосвященном епископе Димитрии (Сеченове), известном проповеднике христианства среди народов Поволжья, выпускнике Московской академии, семинария в Нижнем Новгороде была переведена из деревянных строений в каменные палаты, вне кремлевских стен. Это здание епископ Димитрий приобрел на собственные средства у купеческой вдовы Настасьи Ивановны Пушниковой в 1743 году. Впоследствии, в 1828 году, на месте палат был построен великолепный корпус с восьмиколонным портиком над аркадой центрального входа.
 
]Время Преосвященного Димитрия, когда он занимал Нижегородскую кафедру (1742–1748), было названо лучшим в пору устроения учебного духовного заведения. «При сем Преосвященном, – сообщается в одном старом документе, – как бы начало существования своего принявши, семинария Нижегородская приведена в лучшее состояние». В 1745 году была возведена при Нижегородской семинарии церковь в честь Иоанна Дамаскина. Владыка Димитрий и внутренне переустраивал духовную школу. Впервые наряду с грамматикой, пиитикой и риторикой здесь стала преподаваться философия, а богословие семинаристы осваивали в Московской академии, куда их специально посылали для продолжения образования.
 
]Много труда в развитие и совершенствование Духовной семинарии в Нижнем Новгороде вложил епископ Феофан (Чарнуцкий), воспитанник Киевской духовной академии. Он пребывал на Нижегородской кафедре продолжительное время – в течение двадцати лет (1753–1773). И при нем появилось немало нововведений. Вступившая на императорский престол Екатерина II провозгласила, «что одно учение бессильно производить истинно полезных граждан, отвращать преступления и сообщать крепость гражданскому порядку и что правило воспитания суть первые основания, приуготовляющие нас быть гражданами». Поставив себе задачей обновить общество нравственно, создать посредством воспитания лучших людей, императрица решила провести всесторонние преобразования в народном просвещении. Естественно, реформа коснулась и архиерейских семинарий.
С 1765 года, выйдя из-под непосредственной опеки архипастырей, Нижегородская семинария стала финансироваться из государственной казны и опекаться правительством. С 1772 года здесь была введена должность ректора. Первым ректором стал архимандрит Печерского монастыря Константин (Борковский).
 

Преосвященный Феофан всячески содействовал преобразованиям, уделяя особое внимание просвещению поволжских народов и привлекая к учебе выходцев из татарских, чувашских, мордовских и черемисских (марийских) селений. При нем в семинарский учебный курс был введен, помимо других языков, французский, учрежден класс философии, а воспитанники семинарии стали направляться для продолжения обучения не только в духовные, но и светские высшие учебные заведения.
В годы своего управления Нижегородской епархией (1773–1782) Преосвященный Антоний (Зыбелин), ранее бывший ректором Московской академии, а затем епископом Архангелогородским и Холмогорским, деятельно содействовал открытию духовных школ – гимназий, которые при нем были образованы в Алатыре, Саранске, Курмыше, Лыскове, а позднее в Арзамасе, Починках и Ардатове. В самой же семинарии он ввел в преподавание краткий курс богословия.
 
Период святительства Преосвященного епископа Дамаскина (Руднева) (1783–1794) для Нижегородской духовной семинарии стал самым благоприятным временем, «золотым десятилетием». Этот архиерей отличался глубокой ученостью, состоял членом Российской Академии наук и слыл полиглотом. Его просветительские деяния были известны всей России. В Нижегородской епархии владыка Дамаскин положил немало трудов, в том числе по устроению духовной школы. По желанию императрицы Екатерины он, при участии семинаристов, а также вызванных в Нижний Новгород духовных лиц, знавших иноплеменные языки, составил уникальный словарь на пяти языках, которыми пользовались народы, жившие в России, – русском, татарском, мордовском, чувашском и черемисском. Двухтомный словарь был отослан государыне императрице 15 апреля 1785 года, а копия его передана в Нижегородскую семинарию. Епископ Дамаскин положил основание фундаментальной семинарской библиотеке, с полным каталогом. При нем краткий курс богословия был расширен и стал преподаваться в более научном виде, в духовной школе были введены публичные диспуты, а семинаристы успешно упражнялись в произнесении проповедей. Преосвященному Дамаскину принадлежит высказывание: «Нет ничего несноснее, как видеть свое отечество, покрываемое тьмою глубокого невежества и прегрубого варварства».
Нижегородская семинария, в которой в годы святительства Дамаскина (Руднева) насчитывалось 450 учащихся, стала не только учебным, но и научным центром, где проводились различные исследования. Был открыт особый богословский класс, введено преподавание истории и географии. В семинарской церкви, кроме толкования Катехизиса, читалось Священное Писание. Среди семинаристов возросла тяга к творчеству, стремление к миссионерской деятельности.
 

В XIX веке правительство России провело несколько реформ в сфере образования. Все они были направлены на совершенствование учебных заведений, не исключая духовные. «Внутреннее образование юношей к деятельному христианству» – такая задача была поставлена перед семинариями.
 

Во время своих приездов в Нижний Новгород российский император Александр II дважды посещал местную семинарию – 21 августа 1858 года, в период управления Нижегородской епархией владыкой Антонием (Павлинским), и 2 августа 1863 года, когда во главе Нижегородской архиерейской кафедры стоял епископ Нектарий (Надеждин) (впоследствии архиепископ). Император встречался с наставниками и учащимися, осматривал семинарскую библиотеку и классы, а также столовую, посоветовал в пустынной части монастырского двора разбить сад, что и было впоследствии исполнено.
 
В первой половине XIX века на ректорском поприще многими благими делами проявил себя архимандрит Гавриил, при котором были запрещены розги и вообще всякие телесные наказания в Нижегородской семинарии. Его предприимчивость и решительность очень пригодились во время строительства нового большого семинарского здания, где начались занятия в сентябре 1828 года, с благословения тогдашнего владыки епархии – епископа Афанасия (Протопопова). Добрую память оставил о себе и ректор архимандрит Аполлоний, у которого слова не расходились с делом, и поэтому семинария процветала (1842–1851). Не отделяя науку от практики, из любого принятого деяния извлекая пользу, администратор по призванию ректор Аполлоний ввел в курс семинарских наук изучение медицины, естествознания и сельского хозяйства. Кроме того, у него были намерения открыть класс иконописи и художественно-ремесленные мастерские. Увлеченность ректора, естественно, передавалась его питомцам.
 

Пожертвования благотворителей позволили создать особый фонд Нижегородской семинарии и учредить несколько именных стипендий. Первая стипендия, учрежденная в 1851 году, была названа «Сергиевой» в честь преподобного Сергия Радонежского. Вторая, назначенная в 1853 году, именовалась «Серафимовской» в память святого Серафима Саровского.
С устроением и открытием в 1876 году епархиального общежития при семинарии связано имя святителя Иоанникия (в миру Иоанна Руднева), архиепископа Нижегородского и Арзамасского с 1873 по 1877 год, известного церковного деятеля, ставшего со временем митрополитом Московским и Коломенским, священноархимандритом Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, а затем Киевским и Галицким митрополитом и священноархимандритом Киево-Печерской Лавры. В период святительства в Нижегородской епархии ему удалось выкупить здание для семинаристов, ютившихся по квартирам в разных концах городах, у пароходного общества «Кавказ и Меркурий». Благодеяния Преосвященного Иоанникия вызвали горячий отклик в сердцах воспитанников семинарии, поселившихся в новом корпусе, на полном и безвозмездном епархиальном содержании.
 
Стойкие традиции, благодарная память о первоустроителях, покровителях и наставниках, постоянное стремление к совершенствованию учебной системы и быта – всё это позволило Нижегородской духовной семинарии стать одним из лучших заведений России, где взросло немало выдающихся иерархов Церкви, благочестивых пастырей, деятельных миссионеров, знаменитых ученых и проповедников.
 
В Нижнем Новгороде, в благословенных семинарских стенах учился незабвенный Сергий (Страгородский) – сын арзамасского священника, ставший крупнейшим ученым-богословом, ректором Петербургской духовной академии, автором замечательного труда «Православное учение о спасении», самоотверженным подвижником Русской Церкви в суровые годы повсеместного насаждения атеизма в России. В период с 1924 по 1934 год он – митрополит Нижегородской (Горьковской с 1932 года) епархии, с 1925 года – Заместитель Патриаршего Местоблюстителя, затем митрополит Московский и Коломенский. В сентябре военного 1943 года Архиерейским собором Сергий (Страгородский) был избран Патриархом Московским и всея Руси, фактически возглавляя Русскую Церковь в течение всего периода за десятилетие до этого.
 

Патриарх Сергий (Страгородский) окончил Нижегородскую семинарию в 1886 году. Спустя годы, по окончании Петербургской духовной академии, периода преподавания в ней, затем ректорства, он был автором поучительных проповедей, миссионером, постоянным членом Святейшего Синода.
На поприще церковной истории нашел свое призвание выпускник Нижегородской семинарии Петр Васильевич Знаменский. За труд «Руководство к русской церковной истории» он в 1871 году получил Макарьевскую премию. Книга выдержала пять изданий, и учебный Комитет при Синоде рекомендовал ее в качестве учебника для семинарий. В 1892 году Знаменский получил от Московского университета степень доктора русской истории gonoris causa, был избран членом-корреспондентом Академии наук и почетным членом Казанского университета. Его трудами до сих пор пользуются студенты духовных учебных заведений.
 
Учеными изысканиями прославился и другой воспитанник Нижегородской семинарии – профессор Александр Львович Катанский. Он был убежденным сторонником исторического метода в богословии и деятельно проявил себя в славянофильском кружке, возглавляемом И.С. Аксаковым; его избрали почетным членом сразу три Духовные академии – Санкт-Петербургская, Казанская и Московская.
 
Нижегородской семинарии обязаны своим педагогическим призванием Василий Порфирьевич Вахтеров, написавший знаменитый «Русский букварь», который издавался 118 раз; Василий Михайлович Архангельский, лицейский наставник А.С. Пушкина, и множество других талантливых воспитателей и учителей, кто сеял «разумное, доброе, вечное». Нельзя не упомянуть и Николая Александровича Добролюбова, имя которого неотделимо от истории отечественной словесности.
Всей России, конечно, были в свое время известны имена иерархов, ступивших на многотрудную духовную стезю в Нижегородской семинарии: архиепископа Херсонского Иустина, архиепископа Донского Иоанна, епископа Томского Порфирия, епископа Оренбургского Антония, епископа Курского Михаила, епископа Григория, управляющего Донским монастырем в Москве, епископа Вологодского Алексия, епископа Красноярского Евфимия, епископа Горийского Вениамина. Бывшие нижегородские семинаристы состояли священниками русских церквей в Берлине, Вене, Стокгольме, Дрездене и других зарубежных городах.
 
Революционные события 1917 года на долгие десятилетия прервали благотворную деятельность старейшей в России Нижегородской духовной семинарии, биографии выпускников которой – яркие свидетельства подвижничества на благо Православной Церкви и Отечества. Исключив духовенство из истории, невозможно сохранить духовность. Еще Пушкин писал о великой миссии Церкви в просвещении народа, о том, что даже в мрачные годы татарского ига она помогала «русскому народу сохранить свой национальный облик». Беда, если попраны мудрые советы предков. Благо, если им начинают следовать.
 

 

Вернуться назад